Рейтинг@Mail.ru

СТИХ 18, СЫН АБААСЫ

Аар-дьаалы! Аарт-татай!

Ой, смех! Ой, горе мне!

Ой, страсть! Ой, диво мне!

Я речей таких не слыхал

От людей айыы...

С поводьями за спиной –

Спокойно жили они.

 

Ах, голубчик – деточка мой!

От земли не видно его,

А смотри-ка, храбрый какой!

С адьараем-богатырем

Спорит он, стоит перед ним?!

Да стоит щелчок ему дать,

Да стоит один пинок ему дать –

И рассыплется он, как роса,

Рассеется без следа...

 

Кто на помощь к нему придет?

Кто широкой спиною его заслонит?

Что упрямится,

Чем хвастает он?

 

Да ведь, если на то пошло –

Я и сам

Достойным отцом сотворен,

Не простою матерью порожден! –

С хвостом, как железная острога,

С клыками, торчащими изо рта,

Прародитель всех адьарайских племен,

Родившийся в облезлой дохе,

Прославленный Арсан Дуолай,

Матерый старец – мой грозный отец!

Породившая племя абаасы,

Появившаяся на свет

С деревянной колодкою на ногах,

Древняя Ала Буурай,

Кривая голень,

Железный клюв –

Вот какая мать у меня!

Уродившийся в кровавые дни,

Угнездившийся в пропасти Чёркёчёх,

Любимый братец есть у меня

По имени Тимир Дьигистэй;

Сотворенный в бедово-мятежный век,

Поселенный в неведомой глубине

Бездонного зева Ап-Салбаныкы,

Чудовищный исполин

Алып Хара Аат Могойдоон –

Это мой старший брат.

 

Хвост, как черный дым,

Постель – как метель,

Когтистая лапа,

Нос – пешня,

Девушка-диво Куо Чамчай,

Богатырша Кыыс Кыскыйдаан,

Колдунья подземных бездн –

Это старшая сестрица моя!

Ох, досада моя,

Ох, беда...

 

А не хочешь ли ты узнать

Собственное имя мое?

 

Под склоном западных бурных небес

Рожденный в древние времена,

Дух великого моря Муус-Кудулу,

Огнереющего, бездонного моря,

Чье дыхание студено?,

Чья суровая дума грозна,

Исполин Уот Усутаакы –

Вот кто я такой!

Я нагрянул наверняка!..

Красавицу Туйаарыму Куо

Неужель не уступите в жены мне?

Неужель откажете мне –

Родовитому, знатному жениху?

 

Как стрелу с желобком,

Оперив –

Снарядив,

Как цветочек,

Украсив

И нарядив,

Как олененочка,

Поживей

Приведите невесту ко мне.

 

Не мучьте такого, как я, молодца –

Не затевайте ссоры со мной...

Не задерживайте удальца,

Или будет бой...

 

На тебя, как на шурина, я гляжу,

На тебя обиды я не держу,

Как родственника, почитаю тебя,

Не досадую, не сержусь...

А сестру твою

Отдадите – возьму,

И не отдадите – возьму! –

Так он, скаля зубы, пропел,

Безобразно кривясь лицом...

Кюн Дьирибинэ-богатырь

Кинул слово ему:

– Не отдам!

Темный кровавый вор,

Посмотрим, как ты возьмешь! –

Абаасы повторил:

– Если отдадите – возьму

И не отдадите – возьму!

 

Медлить больше не стали они,

Друг против друга встали они.

Рогатины боевые подняв,

Будто рогами друг друга разя,

Сшибаются два быка, –

Ринулись друг на друга они,

На рогатинах сразились они.

 

Кованые наконечники их

Рогатин боевых

Изогнулись,

Свернулись в кольцо...

Рогатины боевые свои

Отбросили они,

Да как взялись за мечи,

Да как принялись мечами махать,

Вскрикивая и вопя,

Как поленья, друг друга щепать...

Несокрушима была их броня,

Искрошились у них мечи

По самую рукоять.

 

Кюн Дьирибинэ-богатырь

Белым своим кулаком

С голову трехлетка быка,

Словно молотом грузным, хватил

Сына подземной тьмы,

Отскочил, увернулся абаасы

От страшного взмаха того,

В полсилы пришелся удар...

Загребистую лапу свою,

Пятипалую лапу туго сжав,

Черным чудовищным кулаком

Величиной со стегно быка,

Он ударил сына айыы,

Шлепнул, как по мокрой земле.

Три дня – три ночи подряд

Кружились, бились они...

Древняя проснулась вражда,

Довременная брань ожила...

 

Истоптали

Талую землю они,

Искрошили

Мерзлую землю они,

По колено вязли они,

Проваливались по самый вертлюг.

Заколебалась твердыня земли,

Заплескалась, словно вода в ковше,

Накренилась,

Трещинами пошла...

Небывалый поднялся шум,

Необъятный переполох,

Нежданная налетела беда.

 

Владеющий Серо-стальным

Неукротимым конем,

Кюн Дьирибинэ-богатырь –

Он семь долгих дней и ночей

Увертывался от врага.

Верхняя сила его

Стала ослабевать;

Нижняя сила его

Слабеть начала, сдавать...

 

Дух свирепого довременного моря,

Бездонного

Муус-Кудулу,

Исполин Уот Усутаакы

Крикнул, дохнул огнем:

– Ах ты, ничтожная тварь!

Недоносок,

Щенок-сосунок!

Долго ты дурачил меня,

Тень твою ловить заставлял!..

Срок проходит

Женитьбы моей,

Срок рожденья

Первенца моего! –

В землю уткнув

Черный свой нос,

Через голову кувыркнулся он,

На?трое

Разорвался, гремя,

И обернулся вдруг

Огненным змеем о трех головах,

О шести когтистых

Лапах кривых;

 

На серебряный дом людей,

Сверкающий путникам издалека,

На расстояньи дневного пути,

Трехголовый змей налетел,

Левую сторону дома подмял,

Ударом чудовищного хвоста

Восточную сторону развалил;

Прекрасную Туйаарыму Куо,

Которую до сих пор

Укрывали в собольи меха,

Одевали в рысьи меха,

Чтобы пыль не пристала к ней,

Чтоб от солнца не почернела она,

У которой –

сквозь мех дорогих одежд –

Тело просвечивает, лучась,

Сквозь тело тонкие кости видны,

Сквозь кости переливается мозжечок, –

Несчастную дочь айыы

За восьмисаженные

Косы схватив,

Взмыл в высоту трехголовый змей

С кричащей пленницею своей,

С визжащей добычей своей

И падучей звездой

Промелькнул, пропал

За темной гранью земли...

 

Посланные породить

Тридцать пять племен

На средней земле,

Саха Саарын Тойон

И Сабыйа Баай Хотун,

Обливаясь ручьями слез,

Рыдая, остались одни.

До верхних небес

Долетел их вопль,

Нижний мир всполошился

От крика их.

Из провала подземных бездн

Отродья старухи Ала Буурай,

Выходцы из поддонной страны

Вырвались в Средний мир,

Разграбили, разорили дотла

Селенья детей айыы-аймага,

С поводьями за спиной,

Двуногих,

С лицом впереди...

Погашены их очаги,

Разрушены их дома.

 

Адьарайские племена

Попрали веленья владык судьбы,

Решения огненного суда...

 

Как опустили сверху потом,

Как поселили на средней земле,

Словно звонкую стрелу,

Оперив,

Словно копье,

На бой снарядив,

Чтоб улусы солнечные

Защитить,

Чтоб людей от гибели

Оградить;

Как послали

В Средний бедственный мир

Исполина-богатыря,

Которого три мира зовут

Именем таким:

Владеющий Вороным конем,

Стоя рожденным на грани небес,

Стремительный Нюргун Боотур...

 

Если спросят,

Каков он собой,

Этот избранный богатырь,

Как он – бедный –

С младенчества вырастал,

Как в детстве,

Копье себе мастеря,

Верхнему миру грозил,

Зычно крича, вопя,

Что растопчет его,

Что в обломки его сокрушит;

Как малышом-ползунком,

Еле-еле на четвереньки встав,

Колотушку сделав себе,

Нижнему миру он угрожал,

Что придет, разрушит его,

Обрушит каменный свод;

Как он гулко стучал

О покрышку бездн,

Громом голоса

Оглашая простор

Над перевалами трех дорог,

Мычаньем, как дикий бык,

Наполняя темный подземный мир,–

Обо всем об этом олонхосут

Отдельно песнь поведет.